4. МК бульвар Семейные ценности

«Семейные ценности.»

МК-Бульвар № 39 2010 г.

Из единственно освещенной в темноте павильона декорации слышится грозный голос Рената Давлетьярова: он недоволен администратором, реквизиторами, гримерами, рабочими… Беспокойство знаменитого кинопродюсера можно понять: в фильме «Мы одна семья» он выступает в качестве режиссера и хочет, чтобы все на съемочной площадке было идеально. Тихонечко пристроившись в углу выстроенного из фанеры дома, «МК-Бульвар» понаблюдал за творческим процессом.

«Мгновенно надо все менять, а мы тратим на это время. Мухой давайте!», — кричит Давлетьяров. Реквизиторы суетятся, вешают на дверной косяк нужные по сюжету ленточки серпантина, тщательно выверяя их длину, лишь бы снова не получить от режиссера нагоняй. Актеры в этот мини-перерыв занимаются своими делами: Лариса Удовиченко болтает с Марией Шукшиной; Леонид Ярмольник что-то сосредоточенно, бормоча под нос, читает в электронной книге; Аглая Шиловская отдыхает, полулежа на диване; Павел Прилучный поглощает чипсы; Иван Стебунов говорит по телефону, и за всем этим с большим любопытством наблюдает Андрей Ургант.

— Приготовиться к съемке! Всем посторонним выйти из кадра! — кричит Ренат.

И в один миг площадка пустеет: рабочие выбежали в коридор, актеры скрылись за стеклянными дверьми.

— Начали!

Двери распахиваются, и в комнату заходят герои картины.

— Значит, здесь вы живете, — произносит Ярмольник и оглядывается по сторонам…

— Стоп! Что в кадре делает подушка? Уберите ее немедленно! — снова окрик Давлетьярова.

— Все на исходную. Еще один дубль. Начали!

— Значит, здесь вы живете.

— Да, проходите, — отвечает Удовиченко.

— А покажите нам свой дом, — просит Шукшина.

— Да что его показывать… Но если вы просите. Справа у нас… Ммм. Правое крыло. Слева — левое крыло, — Лариса Ивановна растерянно оглядывается по сторонам, не зная, что еще сказать. Но тут вдруг стучит каблуком по полу и добавляет: — А внизу у нас подвал.

— А зачем вам так много майонеза? — удивляется Мария, показывая на три огромные коробки с наклейками «Доярушкино счастье». — Это же вредно.

— Костя просто обожает майонез, — тут же находится Удовиченко. — Он его ложками ест.

В это время на заднем фоне Ургант бросается к стоящей на столе бутылке вина, однако Стебунов, сорвав с дверного косяка прикрепленный серпантин, хватает Андрея Львовича в охапку и утаскивает в сторону, а Ярмольник идет рассматривать расположенные вдоль одной стены чучела животных. Тушки волка, медведя и страуса, а также головы льва и бегемота реквизиторы собирали для съемок по музеям и частным коллекциям. Однако наибольшей проблемой стал даже не финансовый вопрос аренды чучел, а обращение с ними, чтобы они остались в целости и сохранности. Например, под открытую пасть бегемота пришлось ставить палку, чтобы голова не отвалилась от стены, а страуса можно передвигать, только держа за нижнюю часть: иначе туловище оторвется от ног.

— Стоп! Еще один дубль. Мне категорически не нравятся эти двери. Просил же сделать глухие, а это японский театр кабуки какой-то. Почему я вижу сквозь них приборы? — опять недовольно кричит Давлетьяров. — Давайте выполнять точно по сценарию! Вы его забыли, что ли? Дайте им сценарий!

— Ренат, можно я вмешаюсь? Мне кажется, будет смешнее, когда на мой вопрос отвечает Лариса, а не Павел. Он же и так суетится, а она старается быть спокойной. Веселее получится, — тихо произносит Ярмольник. И в сердцах добавляет: — А так фигня какая-то! — Молодец, Ленечка, правильно. Ярмольник, что бы я без тебя делал?

И все повторяется снова. И снова. И снова. После шестого раза режиссер наконец остался доволен, велел перенести камеру со второго этажа вниз, а актерам разрешил немного отдохнуть. Мужчины уходят курить, а женщины тут же избавляются от каблуков: Лариса Ивановна переобувается в балетки, Мария — в валенки, а Аглая — в смешные розовые тапочки в виде зайцев. Ярмольник уселся на диван и вновь принялся читать. На площадке временное затишье.

По сюжету фильма «Мы одна семья», Лариса Удовиченко и Андрей Ургант играют родителей Ивана Стебунова. Причем именно играют, так как они ему не родственники, а приглашенные актеры, которые должны изобразить его маму и папу. Дело в том, что настоящая семья внушает герою Ивана — Косте опасения: он боится, что они не понравятся родителям его девушки Вики (Аглая Шиловская) — рыбному магнату Брониславу (Леонид Ярмольник) и светской даме Лидии (Мария Шукшина). Что неудивительно, так как папа (Андрей Панин) — помешанный на своем деле ученый-энтомолог, разводящий дома пауков и змей. Мама (Анна Ардова) — тренер по дзюдо, начисто лишенная обходительных манер леди. Дедушка (Элгуджа Бурдули) — не знает ни слова по-русски, зато с легкостью цитирует Шекспира на грузинском. А сестра (Александра Гуркова) не выпускает из рук свой кларнет. Тогда Костя с помощью друга Стасика (Павел Прилучный) решает, что его родственников должны сыграть актеры из рекламного ролика майонеза: ведь на экране они выглядят идеальной семьей. И приглашает родителей любимой на званый ужин в фамильное гнездо. А точнее, в декорацию для съемок той самой рекламы. Работа над фильмом началась месяц назад. Весь август киношники потратили на натурные съемки: снимали улицы, дворы, кафе Москвы. И, как ни странно, почти не жаловались на смог от пожаров. За исключением всего одного дня, когда дым окутал почти всю Пушкинскую площадь, где происходил крайне романтичный момент между двумя молодыми главными героями. А одна из самых запоминающихся съемок была в гольф-клубе, где, по сюжету, происходит первая встреча родителей. Леониду Ярмольнику даже пришлось взять пару уроков игры в гольф, чтобы правдоподобно смотреться в кадре.

— Главный редактор «МК» Павел Николаевич Гусев много раз призывал меня полюбить гольф. Но я так и не проникся этой игрой, — прокомментировал Леонид Исаакович обретенное им для съемок мастерство, оторвавшись на секунду от чтения электронной книги.

А фамильное гнездо — оно же рекламная декорация — съемочная группа нашла в поселке Сетунь, использовав для натурных съемок один из местных элитных домов. Это произошло в середине августа: именно в тот съемочный день был день рождения Давлетьярова, которому группа и актеры преподнесли в качестве подарка большой торт.

В декорациях павильона, где воссоздан интерьер того самого дома, тоже нашлось место поздравлениям.

— Пока перерыв, давайте поздравим Аглаю, которая получила приз за лучшую женскую роль на фестивале «Московская премьера», — неожиданно заявил Давлетьяров.

Все захлопали.

— А я, кстати, выдвинута на «ТЭФИ», — парировала Шукшина.

Все снова захлопали. Ярмольник продолжал читать. Но всеобщее веселье было прервано директором площадки, который сообщил, что все готово к съемке. Ренат мгновенно снова принял суровый вид и велел приступать к работе. К этому моменту из центра комнаты в сторону был убран сервированный стол, а вместо него на полу лежали рельсы, на которых располагалась тележка с камерой. Начались репетиции той же самой сцены, которую теперь нужно было снимать крупным планом. После трех прогонов режиссер решил, что можно приступать. И снова дубль за дублем. То Удовиченко споткнулась и почти упала с лестницы, едва не доведя до сердечного приступа всю испугавшуюся за кинозвезду группу. То Стебунов, входя, оторвал лишь одну ленточку из двух. То Шукшина случайно вышла из кадра… Разумеется, в какой-то момент у кого-то возник вопрос, сколько дублей было снято. — А я знаю! — победоносно заявил Ургант и стал пересчитывать оторванный серпантин: — Раз, два, три, четыре, пять. Пять!

Андрей Львович рано начал считать: впереди актеров ждала еще пара дублей. Ярмольник же во время каждого мини-перерыва продолжал увлеченно читать. Удовиченко в конце концов не выдержала:

— Что это у тебя такое?

— Да сценарий. Еще страниц пять прочту и все. Такое г…! В этот момент раздалось заветное «Снято!»

— Обед. Ровно через час встречаемся на площадке. Всем приятного аппетита, — пожелал съемочной группе и актерам Ренат Давлетьяров.

На съемку одной сцены, занимающей в картине чуть больше минуты, ушло свыше двух с половиной часов. До конца всего съемочного процесса осталось две недели.

Автор статьи: Юлия Малинина